«Я поэт — зажигатель звезд»: памяти Василия Каменского

Василий Васильевич Каменский (1884—1961) вошел в историю русской культуры как талантливый поэт, в раннем творчестве — футурист, автор стихов, романтических поэм «Стенька Разин», «Емельян Пугачев», «Иван Болотников», прозаик и драматург, актер, художник, летчик. Он — один из первых русских пилотов — ввел в обиход слово «самолет».

Творчество Василия Каменского мало изучено. Наставником Василия Каменского (и Маяковского) как футуристов принято считать Давида Бурлюка. В 1910 году вышел первый сборник «Садок судей», выпущенный Давидом Бурлюком, Василием Каменским, Еленой Гуро и Велемиром Хлебниковым. Сборник считается отправной точкой в развитии русского футуризма. По желанию авторов сборник был напечатан на оборотной стороне обойной бумаги.

В те же годы выходит его известное стихотворение «Сарынь на кичку», в котором есть строки:

«Сарынь на кичку!» / Ядреный лапоть

Пошел шататься / По берегам

Напомним, что «сарынь» — толпа, ватага, «кичка» — нос судна. «Сарынь на кичку!», по преданию, приказ волжских разбойников, завладевших судном.

В «Дневнике» воспоминаний Корнея Чуковского 15 февраля 1923 года есть запись: « Я читал в Доме Печати о Синге, но успеха не имел. Из Дома Печати мы всей ватагой (Анненков, Пинкевич, Пильняк...) пошли к Васе Каменскому: он живет наискосок через дорогу. Вся комната оклеена афишами, где фигурирует фамилия Васи. Иные афиши сделаны от руки  — склеены из разноцветных бумажек, и это придает комнате веселый, нарядный вид; комната похожа на Васины стихи. С потолка свешивается желтое полотнище: «Это поднесли мне рабочие бумазейного треста — на рубаху». Вася умеет говорить только о себе, простосердечно восхищаясь собой и своей приятной судьбой, а неприятного он не умеет заметить. Играл на гармонике, показывал письмо от Бурлюка из Японии, которое он повесил на стенку...» Вероятно, это были самые счастливые годы поэта. Спустя 14 лет над Каменским сгущаются тучи.

15 июля 1937 года, в день, когда открылся канал Москва-Волга, нарком внутренних дел Николай Ежов написал записку Сталину: «Направляю сообщение начальника Управления НКВД по Свердловской области тов. Дмитриева о писателе Каменском В.В от 4 июля 1937 года. Каменского В.В. считаю необходимым арестовать. Прошу Вашей санкции». Санкции на арест не дали. Но Василий Каменский остался бы в русской литературе, если бы даже его тогда уничтожили. Он ни на кого не был похож, писал и говорил что думал. В тридцатые годы, когда футуристов уже извели под корень, Каменский позволял себе даже «заумь» в духе Хлебникова или раннего Маяковского:

Я арамба пронзить сердцаль готов до звезд Вселента.

Моя поэма — созерцаль, бряцальная словента.

Искусство жизни — карусель, блистайность над глиором,

и словозвонная бесцель, и надо быть жонглером

Эти строки были написаны в годы, когда уже всем успели вдолбить, что наша цель — коммунизм. Поэтому за подобный выпад вполне могли уничтожить. Не уничтожили. Он прожил до 1961 года.

Не так давно в издательстве «Вагриус» в серии «Проза поэта» вышла книга «Василий Каменский». Это, пожалуй, первая полная публикация его прозы. Именем Василия Каменского назван теплоход. Пермяки, земляки поэта, организуют «Каменский — тур», в котором участвуют известные поэты и писатели. В программу ежегодных Пермских чтений обязательно включена тема о Василии Каменском. Так, в прошлом году это была «Василий Каменский как поэт-пермяк: место жизни как основа самоопределения».
 


Похожие позиции: