Кто получит российский «Букер-2002»?

Имя лауреата премии «Букер — открытая Россия» 2002 года за лучший роман будет объявлено поздно вечером 5 декабря. А пока... известны имена шести финалистов: Дмитрий Бортников — «Синдром Фрица», Сергей Гандлевский — «Нрзб», Александр Мелихов — «Любовь к отеческим гробам», Вадим Месяц  — «Лечение электричеством», Олег Павлов — «Карагандинские девятины», Владимир Сорокин — «Лёд».

Литературные критики хором твердят, что ни в одном из представленных произведений нет ни художественных открытий, ни содержательной новизны. И дают свои оценки каждому из созданий.

Роман Сергя Гандлевского «Нрзб». Текст серьезный и модный в литературных кругах, успел даже получить какую-то премию, но написан довольно уныло. Роман рассказывает о кризисе бывшего поэта Льва Криворотова, который живет лишь на заработки от продажи своих стихов. Это, по существу, исповедь, оформленная в виде романа, где свои страхи отданы другим.

Олег Павлов — «Карагандинские девятины, или Повесть последних дней». Произведение написано добротно, тщательно, медленно, скучно, со знанием предмета. Текст посвящен будням полка тюремно-лагерной охраны, размещенного в Караганде, и эстетически продолжает то, что восемь лет назад уже было в «Казенной сказке» («Новый мир», 1994, N 7), — описание глухой окраины и маргиналов, заселяющих ее. За восемь лет О. Павлов, по мнению критиков, ни на миллиметр не сдвинулся с освоенного им пятачка.

Дмитрий Бортников — «Синдром Фрица». В произведении выражен «отчаянный крик» в форме «неонатуралистического» романа о службе в российской армии. Очень много претенциозности, по каковой причине текст Бортникова расположился на грани литературы и графомании.

Вадим Месяц — «Лечение электричеством». О сочинении сказать нечего. Вот такая оценка.

Александр Мелихов — «Любовь к отеческим гробам». Роман производит впечатление бесконечного потока слов, лишенного композиции, структуры и содержания. Почти сто двадцать страниц журнального текста, в которых отсутствует деление на главы. Получилась бессистемная «бытовуха», в которой воспоминания перемежаются с реалиями сегодняшнего дня и довольно тривиальными рассуждениями.

Наконец, Владимир Сорокин — «Лёд». Ему от критиков досталось больше всех еще при включении его скандального создания в шорт-лист. Причина «включения» в том, отмечали они, что Сорокин обижен властью (акция «Идущих вместе»), и нельзя было не вть «модного» человека. Однако, как это ни парадоксально, именно Сорокин, по мнению критиков, больше всех заслуживает «Букера», поскольку он — давно признанный филологическим сообществом писатель, уже вошедший в историю русской литературы конца XX — начала XXI века.

Имя лауреата объявит Владимир Маканин, председатель жюри литературной премии «Букер — открытая Россия». Уже сегодня.
 


Похожие позиции: