Скончался Вадим Анатольевич Антонов

8 июля 2010 г. после тяжелой болезни скончался выдающийся астроном-теоретик главный научный сотрудник Главной астрономической обсерватории РАН профессор Вадим Анатольевич Антонов.

Вадим Анатольевич родился 20 мая 1933 г. в Перми. В 1955 г. он закончил Пермский (Молотовский) университет по специальности биолог   экспериментатор (!) и до 1960 г. работал в Научно-исследовательском сельскохозяйственном институте. Одновременно он серьезно изучал математику, физику, астрономию, стал читать "Астрономический журнал". Знакомство со статьями К. Ф. Огородникова по динамике звёздных систем привело к резкому изменению судьбы молодого учёного. Вот как писал об этом К. Ф. Огородников: "В 'Астрономическом журнале' АН СССР молодой лаборант-биолог из Перми прочел однажды мою научную статью и прислал мне письмо с интересными и ценными замечаниями по затронутым в ней проблемам. Между нами завязалась переписка. Позднее он приехал в Ленинград, быстро и самостоятельно подготовился к поступлению в аспирантуру математико-механического факультета и с успехом её закончил" ("Ленинградская правда", 18 апреля 1969 г.).

Кроме Кирилла Федоровича и его супруги Киры Сергеевны большое участие в судьбе нового аспиранта Ленинградского университета приняли ведущие ленинградские астрономы М. Ф. Субботин и В. В. Шаронов. За годы аспирантуры Антонов опубликовал три статьи, ставшие эпохальными, из них две в "Вестнике Ленинградского университета", сравнительно малоизвестном и неастрономическом журнале. Аспирантом Антонов заложил основы нового раздела звёздной динамики   теории устойчивости звёздных систем. В 1964 г. он защитил кандидатскую диссертацию на тему "Приложения вариационного метода к звёздной динамике и некоторым другим проблемам". Официальные оппоненты Л. Э. Гуревич и Г. А. Чеботарёв, как и Г. Г. Кузмин, написавший отзыв ведущей организации   Тартуской астрономической обсерватории, чрезвычайно высоко оценили эту работу. К сожалению, часть материала диссертации осталась неопубликованной. Так, в ней была введена величина, названная квази-энтропией, определяющая направление бесстолкновительной эволюции звёздных систем, и установлены её свойства. Сейчас эта величина известна как Н-функционал Тримейна, Энона и Линден-Белла (1980).

После окончания аспирантуры по 1989 г. В. А. Антонов работал в Ленинградском университете (на кафедре общей математики, сотрудником по хоздоговорным работам, сотрудником факультета прикладной математики   процессов управления, наконец, с 1973 г., сотрудником Астрономической обсерватории). Тематика его исследований значительно расширилась. Составление вышедшего в 1968 г. обзора по теории звёздных орбит и участие в хозяйственных договорах естественным образом привели Вадима Анатольевича к общей теории динамических систем. Результаты его работ в этой области составили докторскую диссертацию Антонова "Соотношение порядка и хаоса в звёздных системах", защищённую в 1983 г. по специальности "астрофизика" (?!) (по настоянию В. В. Соболева). Официальными оппонентами были Г. С. Бисноватый-Коган, Г. А. Мерман, И. Н. Минин, отзыв ведущей организации опять писал Г. Г. Кузмин. Крупнейший специалист по качественным методам небесной механики Г. А. Мерман в своем отзыве отметил оригинальность методов Антонова, указав, что его единственным предшественником был У. Р. Гамильтон. В. В. Соболев, поначалу несколько скептически относившийся к приходу в астрономию биолога, после защиты докторской диссертации сравнил Антонова с Декартом.

В 1989 г. Вадима Анатольевича уговорили перейти в Институт теоретической астрономии АН СССР, чтобы расширить тематику и поднять уровень ведущихся в нем исследований. В это время, и даже несколько раньше он обращается к проблемам происхождения Солнечной системы. В эти же годы он продолжает развивать теорию локальных инвариантов, обобщающих интегралы движения. После закрытия в 1998 г. Института теоретической астрономии Антонов и ряд других ведущих сотрудников института перешли в Главную астрономическую обсерваторию. В это время в его творчестве появляются новые темы, в частности, геодинамика, солнечный ветер и электромагнитные эффекты в динамике межзвездной среды.

Наибольшую известность получили работы В. А. Антонова по теории устойчивости звёздных систем. В пионерских статьях 1960 г. и 1962 г. он разработал вариационный метод исследования устойчивости сферических звёздных систем с изотропным распределением скоростей. Было доказано, что устойчивости могут угрожать лишь возмущения, не нарушающие сферическую симметрию. Была развита гидродинамическая аналогия, согласно которой задача об устойчивости звёздной системы может быть сведена к значительно более простой задаче об устойчивости газовой системы. Основные результаты Антонова сформулированы в фундаментальной монографии Дж. Бинни и С. Тримейна "Galactic Dynamics" в виде четырёх "законов Антонова".

В реальных сферических звёздных скоплениях и галактиках орбиты звёзд, вероятно, сильно вытянуты. В качестве предельного случая естественно рассмотреть модели с чисто радиальными движениями. Неустойчивость таких моделей была доказана В. А. Антоновым в 1973 г. Следует заметить, что статья Антонова была опубликована без английского резюме в сборнике, вышедшем в Алма-Ате на газетной бумаге, и длительное время была практически недоступна зарубежным исследователям. Только в 1987 г. появился её английский перевод, после чего эта статья стала одной из наиболее цитируемых работ Антонова. Многие авторы развивали доказанную в статье "неустойчивость радиальных орбит", играющую по современным представлениям важную роль в ранней эволюции галактик.

В связи с данной работой В. А. Антонова некоторые авторы утверждали, что (а) "неустойчивость радиальных орбит" есть тривиальное следствие джинсовской неустойчивости (поскольку в трансверсальном направлении система является "холодной"), (б) доказательство Антонова является нестрогим или даже неверным, (в) эту неустойчивость ранее установили другие авторы (назывались разные фамилии). Необоснованность первого утверждения отметил сам Вадим Анатольевич. Что касается второго замечания, то хотя форма доказательства и может вызвать возражения, но не его существо, во всяком случае, более строгое доказательство до сих пор не предложено. Третье замечание автор рассмотрел в статье, посвященной истории динамики сферических звездных систем (Ossipkov, 2004).

Менее известны относящиеся к 1970-ым гг. работы В. А. Антонова по устойчивости пространственно однородных моделей звёздных систем (таких, как однородные шар или эллипсоид). В них он разработал метод лагранжевых смещений в фазовом пространстве, что позволило найти исчерпывающее решение вопроса об устойчивости.

В эти же годы Антонов распространил метод лагранжевых смещений на исследования нелинейных колебаний звёздных систем. Сначала он рассмотрел простейшую модель бесконечного однородного цилиндра и показал, как круговой цилиндр превращается во вращающуюся "доску". Потом В. А. Антонов и его ученик С. Н. Нуритдинов построили модель радиально колеблющегося однородного шара. В сущности, в этих работах в результате пространственно-временного преобразования задача сводится к нахождению равновесия некоторой условной модели. Исследование линейной устойчивости такого равновесия означает анализ устойчивости нелинейных колебаний. Эту задачу подробно исследовал Нуритдинов в цикле последующих статей.

Большое число откликов вызвала статья В. А. Антонова "Наивероятнейшее фазовое распределение в сферических звёздных системах и условия его существования" (1962), продолжающая работы К. Ф. Огородникова по статистической механике звёздных систем. В этой работе, исходя из закона возрастания энтропии, Вадим Анатольевич доказал, что (a) абсолютного максимума энтропии гравитирующих систем не существует, (б) максвелловское распределение скоростей соответствует относительному максимуму лишь при некоторых условиях, если контраст плотности между центральными и периферийными частями системы не превышает критического значения 708,61. Если же контраст плотности превысит это значение, то система будет неограниченно сжиматься, а центральная дисперсия скоростей   увеличиваться. Эта работа произвела большое впечатление на молодого в то время кембриджского астрофизика Д. Линден-Белла (которому К. Ф. Огородников послал оттиски первых статей Антонова). Попытавшись сначала опровергнуть результаты Антонова, он убедился в их справедливости и в 1968 г. опубликовал (совместно с сотрудником Р. Вудом) статью, в которой подробно разъяснил смысл открытого Антоновым явления, которое предложил называть "гравитермальной катастрофой". Такая катастрофа определяет финальную эволюцию звёздных скоплений. В частности, её следствием являются открытые в 1983 г. Судзимото и Бетвизером так называемые гравитермальные колебания.

В сущности, В. А. Антонов показал, что в мире гравитации "тепловая смерть" невозможна, так что ведшиеся в нашей литературе в 1950-ые гг. дискуссии о способах её избежать представляются сейчас беспредметными.

К сожалению, работы Антонова по теории динамических систем оказались почти незамеченными. В них он, следуя А. Пуанкаре и Дж. Д. Биркгофу, рассмотрел теорию сохраняющих площадь закручивающих преобразований кольца. Из теории Антонова, в частности, вытекает новый способ нахождения периодических орбит в звёздных системах. Приходится сожалеть, что соответствующие алгоритмы никем не разрабатывались. Заметим, что ссылка на эти работы Антонова появилась в последнем издании монографии В. И. Арнольда, В. В. Козлова, А. И. Нейштадта "Математические аспекты классической и небесной механики" (2009).

В ряде работ (совместных с К. В. Холшевниковым и др.) В. А. Антонов разрабатывал теорию гравитационного потенциала и её приложения к моделированию гравитационных полей Земли и планет. Основные результаты этих исследований нашли отражение в монографиях В. А. Антонова, Е. И. Тимошковой и К. В. Холшевникова "Введение в теорию ньютоновского потенциала" (1988) и В. А. Антонова, И. И. Никифорова, К. В. Холшевникова "Элементы теории гравитационного потенциала и некоторые случаи его явного выражения" (2009).

Невозможно даже кратко изложить здесь работы В. А. Антонова по магнитогидродинамической теории галактик (совместные с О. А. Железняком), динамике протопланетного облака (совместные с А. С. Барановым), джинсовской неустойчивости (также совместные с А. С. Барановым), разрушению кометного облака (совместные с З. П. Тодрией), задаче трех тел (совместно с А. Д. Черниным), теории случайных процессов, теории приливного взаимодействия, теоретической оптике и др. Отметим только цикл совместных с Б. П. Кондратьевым работ, посвященных основам квантовой механики, включающий монографию "Разрешение парадокса кота Шрёдингера. Попытка построения нелинейной квантовой механики" (1994).

Вадима Анатольевича глубоко интересовали философские и методические проблемы науки, по которым нередко выступал с докладами. В частности, 25 марта 2010 г. на конференции, посвященной 10-летию кафедры космических технологий и прикладной астродинамики, он сделал содержательный доклад "Математика и естествознание". К сожалению, Антонов не оставил публикаций на эти темы.

Как И. Ньютон, Дж. В. Гиббс, А. С. Эддингтон, В. В. Соболев и некоторые другие крупные учёные, В. А. Антонов не был женат. Он не курил, абсолютно не употреблял алкогольные напитки, но был сладкоежкой. Он жил истельно наукой, пренебрегая денежной и другими материальными сторонами жизни. Когда Антонов был аспирантом, то получил выговор за то, что несколько месяцев не получал стипендию. Последние десятилетия он избегал участвовать в научных конференциях, считая, что это отвлекает от исследовательской работы. Известен случай, когда Вадиму Анатольевичу оформили поездку на зарубежную конференцию и даже купили билет, но в последний момент он решил остаться, считая, что его предполагавшийся доклад был недостаточно подготовлен. В последние недели жизни его угнетала не только физическая слабость, но и необходимость вести "бесполезное существование".

Характерна почти анекдотическая история, случившаяся с Антоновым, вероятно, в 1960-ые гг. Он жил тогда в общежитии Университета в Петергофе, к юго-западу от Ленинграда. Однажды летом он отправился на дачу к К. Ф. Огородникову в Комарово, на Карельский перешеек. Он доехал на электричке до Балтийского вокзала, на метро проехал под городом и купил билет на Финляндском вокзале. По-видимому, железнодорожные билеты покупались в оба конца. В этот же день в другом южном пригороде Ленинграде была убита женщина. Милиция предполагала, что убийца попытается скрыться на север. На вокзалы поэтому были направлены дополнительные наряды милиции. Антонов, явно выделявшийся из рядовых граждан, несколько напоминавший артиста Ю. Никулина, привлек внимание еще на Балтийском вокзале. На Финляндском вокзале его задержали. Изъятые у Антонова билеты неопровержимо доказывали, что с юга он пробирался на север. На вопрос, есть ли у него деньги, Вадим Анатольевич ответил положительно и извлек из кармана несколько копеек (вероятно, предназначенных метро на обратную дорогу). Антонова спросили, есть ли женщины, с которыми он связан. Ответ был, что есть, их фамилии   Аносова и Петровская (Ж. П. Аносова и И. В. Петровская были сотрудницами Астрономической обсерватории университета). Убедившись, что в Ленинградском университете действительно работают Аносова, Петровская и Антонов, человек с нестандартным поведением, милиция отпустила Вадима Анатольевича. На вопрос, как к нему относились в милиции, обычно следовал ответ, что нормально, но с чувством превосходства.

Одним из немногих хобби Антонова была поэзия. Чаще всего он писал стихи на научные темы. Он хорошо знал историю, литературу, любил играть в шахматы.

Вадим Анатольевич был строгим, но объективным рецензентом и оппонентом. Примечателен следующий случай, который рассказывают про него (в действительности, как кажется, дело обстояло не совсем так). В своем отзыве он написал, что статья его начальника представляет "бессмысленный набор формул", что в какой-то степени было верно, так как настоящая статья не была ещё готова, но требовалось застолбить неё место в формировавшемся сборнике. Совершенно невозможно представить, чтобы Антонов участвовал в "джентльменских" соглашениях типа "ты мне, я тебе", которые (что греха таить) заключаются порой между представителями соперничающих научных школ. В то же время, резко критический отзыв не означал личную неприязнь. Известно несколько случаев, когда после такого отзыва у Вадима Анатольевича устанавливалось тесное сотрудничество с критиковавшимся автором.

В. А. Антонов был непосредственным руководителем или соруководителем шести кандидатских диссертаций (Е. М. Нежинского, С. Н. Нуритдинова, А. А. Мюлляри, О. А. Железняка, Ф. Т. Шамшиева, И. И. Кирбижековой). Двое из его бывших учеников (С. Н. Нуритдинов, О. А. Железняк) стали докторами наук. Фактическое же число исследователей, звёздных динамиков и небесных механиков, испытавших влияние Антонова, много больше.

"Нет пророка в своём отечестве!" В. А. Антонов никогда не стремился к дешёвой рекламе. За пределами сравнительно узкого круга астрономов его имя было малоизвестно. Но немногие крупные ученые, которые знали о Вадиме Анатольевиче (Я. Б. Зельдович, В. В. Соболев) высоко ставили его. В 1978 г. Ленинградский университет присудил ему премию первой степени "За лучшую работу года". В 2008 г. Пулковская обсерватория наградила его медалью им. В. Струве. Более престижные отечественные награды и премии обошли Антонова. Но Вадим Анатольевич является единственным российским астрономом, которого Отделение динамической астрономии Американского астрономического общество наградило (в 1999 г.) премией им. Д. Брауэра (известно, что некоторые наши именитые соотечественники безуспешно домогались этой награды). На проходившей в 2000 г. в Петербурге международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения К. Ф. Огородникова, автор этих строк познакомил Вадима Анатольевича с другим классиком современной звёздной динамики Д. Линден-Беллом. Надо было видеть, как склонился Линден-Белл перед Антоновым и как внимал каждому его слову в ходе дискуссий. На той же конференции крупнейший специалист по звёздным скоплениям Ж. Мейлан поставил имя В. Антонова в тот же ряд, что и имена Д. Шостаковича и А. Тарковского.

Уход из жизни В. А. Антонова   невосполнимая потеря российской науки.



Похожие позиции: