Кодекс принят, но вопросы остаются

Чем ближе дата старта первого экипажа к Международной космической станции (МКС), тем больше внимания специалисты, да и средства массовой информации, уделяют проблеме взаимоотношений на борту комплекса. Различие национальных культур, различие характеров ов экипажей - все это может привести к конфликтам на борту и может создать угрозу существования самой МКС. Если космонавты не смогут найти общий язык друг с другом, их поведение будет непредсказуемым и опасным. На многие из этих вопросов, по мнению руководителей строительства МКС, должен ответить кодекс поведения космонавтов на борту станции, который недавно был одобрен представителями всех стран-участниц проекта. Правда, чтобы кодекс вступил в силу, требуется его одобрение правительством РФ, что пока не сделано. Но принятие кодекса не означает автоматического разрешения всех проблем и именно этот факт более всего настораживает специалистов.

Вот лишь несколько вопросов, на которые в правилах поведения космонавтов нет ответа. Во-первых, что делать с тем ом экипажа, который выйдет из под контроля. При составлении кодекса всерьез рассматривался вопрос о создании на борту МКС изолятора, куда мог бы быть помещен космонавт, если его поведение будет угрожать жизни других космонавтов или создаст угрозу безопасности полета. К счастью, до этого пока не дошло, но это не значит, что такая мера не понадобится в будущем. Исследования, проведенные в 1999-2000 году в московском Институте медико-биологических проблем в рамках эксперимента "СФИНКСС-99", показали насколько сложно добиться гармонии отношений в многонациональном коллективе. Многие помнят конфликт, когда канадка Джудит Лапиер (Judith Lapierre) восприняла новогодний поцелуй российского а экипажа, как уальное домогательство. Потребовались титанические усилия, чтобы убедить канадку в необоснованности ее подозрений. Скандал удалось замять, но это не означает, что подобное не повториться в будущем. Участвовавший в том же эксперименте австриец Норберт Крафт (Norbert Kraft), выдвинул идею формирования космической полиции МКС. В России к этому предложению отнеслись отрицательно, хотя существование проблемы признали. Во-вторых, принятый кодекс поведения космонавтов на борту МКС предусматривает предоставление больших прав командиру экипажа, вплоть до отстранения космонавта от работы, как самое большое наказание. Правда, как реализовать это право, свод правил не говорит. Ну не спомощью же физической силы ? Да и будут ли космонавты воспринимать отстранение от работы как наказание, тоже неясно. Например, американский космонавт Майкл Фоул (Michael Foale) во время своего пребывания на борту орбитального комплекса "Мир" сам хотел отказаться от работы после столкновения со станцией грузового корабля "Прогресс М-34" в июне 1997 года. В-третьих, кодекс ничего не говорит о том, что делать в ситуации, когда весь экипаж отказывается выполнять команды с Земли. А это вполне реальная ситуация. В истории пилотируемой космонавтики такое случалось. Первый случай неповиновения зарегистрирован в октябре 1968 года, когда командир "Apollo-7" Уолтер Ширра (Walter Shirra) открыто отказался выполнять команды Центра управления полетом. Третий экипаж орбитальной станции "Skylab" самовольно взял дополнительный выходной, мотивируя это усталостью и напряжением. Чтобы их не беспокоил Центр управления, они просто отли связь с Землей. Наиболее известен факт неповиновения российских космонавтов Владимира Дежурова и Геннадия Стрекалова в июне 1995 года, когда они отказались совершать незапланированный выход в открытый космос, несмотря на фактические приказы Центра управления полетом.

Эти случаи показывают, что принятый кодекс поведения может, в некоторых ситуациях, оказаться бесполезным. Ну а как будут на самом деле развиваться события на борту МКС и насколько действенным окажутся принятые правила поведения космонавтов покажет будущее. Ждать осталось совсем недолго.
Александр Железняков



Похожие позиции: